Том 4.6. Сражение с танисбефаленом (❀) — Власть книжного червя (WN) — Читать онлайн на ранобэ.рф
Логотип ранобэ.рф

Том 4.6. Сражение с танисбефаленом (❀)

Взяв курс на место сбора, от которого исходило жёлтое сияние, я полетела быстрее. Поскольку место сбора располагалось относительно недалеко от общежития, вскоре оно показалось перед нами, выглядя как сияющая колонна посреди заснеженного леса. Я также заметила ведущую к месту сбора чёрную тропу, которую оставил за собой танисбефален. Вот только фигур рыцарей, которые должны были сейчас сражаться, я так нигде и не увидела, а потому предположила, что они скрыты напоминающим «волшебное зеркало» барьером.

— За мной! — выкрикнул Корнелиус и нырнул в столп света.

Следуя за его развевающимся охряно-жёлтым плащом, я тоже нырнула на пандочке в свет.

Мгновением спустя после того, как мы преодолели барьер, снежный пейзаж сменился поляной, на которой полностью отсутствовал снег. Вот только место сбора значительно отличалось от того, каким я его помнила. Если прежде здесь в изобилии произрастали лекарственные травы и деревья, то сейчас около четверти всей растительности сгнило. После устроенного танисбефаленом разорения не осталось ни зелёной травы, ни коричневых стволов деревьев, и даже голая земля теперь представляла собой болото чёрной жижи.

— Ужасно… — пробормотала я.

— Никого нет?! Где все?! — выкрикнул Корнелиус.

Панические нотки в его голосе вернули меня в чувство. Я тоже заметила, что ни танисбефалена, опустошившего это место, ни рыцарей-учеников, которые должны были сражаться с ним, нигде не видно.

— Думаю, они заманили танисбефалена в другое место, — спокойно сказала Леонора, сохранявшая хладнокровие. — Давайте покинем место сбора и поищем их.

Согласившись с ней, Корнелиус вылетел обратно за барьер. Огорчённая увиденным здесь опустошением, я последовала за ним.

«Позже мне нужно будет дать этой земле исцеление Фрютрены. В противном случае студентам Эренфеста будет нечего собирать», — подумала я, пересекая барьер.

Как только мы покинули место сбора, то услышали доносящийся из леса сильный грохот, от которого, казалось, дрожала даже земля.

— У-и-и!? — испуганно пискнула я, и мне вторили испуганные голоса, доносящиеся с заднего сиденья.

Грохот был настолько сильным, что меня бросило в дрожь. Я ощущала кожей, как вибрирует воздух.

— Откуда?! — выкрикнул Корнелиус.

Мы направили ездовых зверей выше в небо, после чего заметили следы продвижения танисбефалена и упавшие деревья дальше в лесу. Как раз в том месте над деревьями взмыл силуэт рыцаря на ездовом звере, который затем вновь нырнул вниз. Плащ рыцаря был охряно-жёлтым.

— Там!

Мы направили ездовых зверей вглубь леса, и через некоторое время я увидела явно прибавившего в размерах танисбефалена. Родерих говорил, что тот походил на гигантскую собаку или волка, и что, стоя на четырёх лапах, зверь немногим крупнее взрослого человека. Однако же прямо сейчас танисбефален превышал указанный размер в два, а то и три раза.

— Раньше он не был таким большим! — воскликнул Родерих.

Я кивнула, рассматривая танисбефалена.

— Скорее всего, он вырос после атаки магической силой. И, похоже, магической силы на эту атаку не пожалели…

Я хотела выкрикнуть, что сражающиеся должны были заметить, что что-то не так, и подстроиться под ситуацию, прежде чем всё дошло до такого, но сдержалась. Рыцари-ученики никогда прежде не участвовали в уничтожении тромбэ и никогда не сталкивались с магическими зверями, крадущими магическую силу. С тем, что всё закончилось подобным образом, ничего не поделаешь.

Впрочем, похоже, рыцари-ученики всё же поняли, что нападать на зверя опасно. Теперь они летали вокруг танисбефалена, пытаясь сдержать его, чтобы он не причинил лесу ещё больше вреда. Ну а охряно-жёлтые плащи, сверкающие на фоне снега, лишний раз доказывали, что это рыцари-ученики Эренфеста. Единственное, число людей оказалось меньше, чем взял с собой Вильфрид.

— Это все?.. — пробормотала я. — А что насчёт рыцарей-учеников, которые отправились собирать ингредиенты вместе с Родерихом?

Меня слепило солнце, но я могла видеть, как танисбефален широко разинул пасть, пытаясь съесть летящего перед ним рыцаря-ученика, а мгновением спустя оскаленные жёлтые зубы зверя громко клацнули.

— Берегись!

Словно предугадав движения танисбефалена, рыцарь-ученик в охряно-жёлтом плаще резко сменил направление, избегая опасности. Я испытала облегчение, но это мгновение длилось недолго.

Из огромной пасти ставшего гигантским танисбефалена капала слюна, которая, падая на землю, превращала ту в гнилостную чёрную жижу. Где бы ни проходил танисбефален, земля утрачивала жизнь, деревья падали, словно лишаясь опоры, а затем теряли форму.

Такой проворный четвероногий магический зверь, как танисбефален, способный направиться куда угодно, представлялся мне куда более неприятным, чем магическое дерево тромбэ, которое ограничивалось лишь тем местом, где пустило корни.

Когда я пыталась понять, что же случилось с остальными рыцарями-учениками, попутно оглядывая окрестности, раздался резкий выкрик Филины:

— Госпожа Розмайн! Танисбефален!

Я тут же пришла в себя и увидела, что огромные красные глаза танисбефалена смотрят прямо на меня. Родерих упоминал, что глаза во лбу танисбефалена чёрные, однако теперь их цвет изменился, став красным, синим, зелёным и далее, тем самым отражая поглощённую зверем магическую силу. И сейчас все эти глаза были устремлены на меня.

У меня по спине пробежал холодок, а всё тело, казалось, покрылось холодным по́том. Я хорошо знала, как смотрит зверь, когда считает тебя своей едой. И танисбефален сейчас смотрел на меня именно так.

Я не могла сказать, понимал ли танисбефален, который то и дело принюхивался, что из всех присутствующих я обладаю наибольшим количеством магической силы, или же он сообразил, что летающие вокруг рыцари-ученики не атакуют его, однако танисбефален решил полностью проигнорировать рыцарей-учеников, пытавшихся сдержать его, и бросился прямо на меня.

— Госпожа Розмайн, вверх! — выкрикнула Леонора. — Взлетайте как можно выше, чтобы танисбефален не смог допрыгнуть до вас.

Следуя указаниям Леоноры, я немедленно потянула руль на себя и взмыла в небо. Четвероногий танисбефален явно не хотел сдаваться так легко. Он встал на задние лапы, а затем подпрыгнул, пытаясь сожрать мою пандочку.

Через окно пандобуса я видела толстые передние лапы танисбефалена. Также я ощутила специфический запах зверя и смрад из широко открытой пасти, приближающейся к нам сзади. От всего происходящего у меня кровь отлила от лица.

— И-и-и-и!

— У-а-а-а!

Услышав крики двух моих пассажиров, сидевших на заднем сидении, я изо всех сил вдавила педаль газа, чтобы лететь быстрее, и принялась, не поворачиваясь, стрелять назад из водяного пистолета. Правда, не похоже, что я попала хоть раз.

Преследовавший нас танисбефален замедлился. Через окно я всё так же хорошо видела его пожелтевшие зубы. Никогда прежде мне не доводилось лицезреть зубы зверя так близко. И никогда прежде я не думала, что исходящее от зверя тёплое дыхание может так пугать.

«Так меня могут сожрать!» — паниковала я.

В голове стало совсем пусто. Я только и могла, что продолжать вливать магическую силу в руль. А потом внезапно раздалось: «КЛАЦ!» — это зверь позади сомкнул зубы. По тому, как его передние лапы внезапно откинулись назад, я поняла, что, должно быть, он промахнулся. А через мгновение зверь издал болезненый рык.

— Так тебе! — раздался весёлый возглас Юдит.

Обернувшись, я поняла, что произошло: атака Юдит попала зверю в морду, а Корнелиус сумел нанести ему мощный удар сбоку.

— Госпожа Розмайн! — выкрикнул побледневший Хартмут, в спешке подлетая ко мне.

Вероятно, из-за того, что я со всей силы сжимала руль, у меня теперь не получалось пошевелить пальцами.

— Всё в порядке, я в безопасности, — выдавила я.

Вильфрид с рыцарями сопровождения тоже бросился ко мне. Поравнявшись с моей пандочкой, он наорал на меня:

— Розмайн, ты слишком безрассудна!

— Я здесь только для того, чтобы научить вас словам молитвы…

— Все, что нам нужно сделать, это отвлечь зверя, пока не прибудут учителя. Мы вполне можем справиться с этим и сами. Твоё присутствие лишь усложняет нам задачу. Последнее, что нам нужно, это, чтобы тебя съели, или чтобы ты внезапно потеряла сознание!

Доводы Вильфрида оказались достаточно весомы, а потому я искренне извинилась.

— Но, по крайней мере, позволь мне благословить ваше оружие. Как только я это сделаю, то вернусь в общежитие.

— Ладно.

Корнелиус и остальные тоже собрались вокруг меня в небе. Однако, оглядевшись, я поняла, что здесь по-прежнему не все — не было детей из бывшей фракции Вероники и части рыцарей-учеников, отправившихся вместе с Вильфридом.

— Вильфрид, что случилось с остальными рыцарями-учениками?

— Они отдыхают. Мы посчитали, что разобраться быстро не получится, а потому решили, что должны по очереди отвлекать зверя, — ответил Вильфрид и выпустил ро̄т в сторону леса.

Когда из штапа вылетел луч красного света, рыцари-ученики, которые, по-видимому, рассеялись по лесу, прервали свой отдых и, поднявшись в воздух, направились к нам.

— Корнелиус, Леонора, Юдит, Хартмут, — обратилась я к своим последователям. — Увеличившись в размерах зверь стал куда опаснее. Пожалуйста, отвлеките его, как это делали Вильфрид и другие рыцари-ученики, пока я не научу их молитве.

— Поняли, — ответили Корнелиус и остальные, а затем спикировали к танисбефалену.

Проводив их взглядом, я посмотрела на собравшихся рыцарей-учеников. Тех, кто прежде отдыхал, в целом можно было разделить на две группы: первая — студенты из бывшей фракции Вероники, сосредоточившиеся вокруг Матиаса, а вторая — все остальные, собравшиеся рядом с Трауготтом.

— Ситуация сильно отличается от той, которую описал мне Родерих, а потому, пожалуйста, объясните, как так вышло.

Взгляды всех рыцарей-учеников тут же устремились на находившегося в центре Трауготта. Я не могла не заметить, что в глазах у всех отражалось отнюдь не одобрение.

Во второй половине прошлого учебного года Трауготт вёл себя довольно кротко, поскольку к нему приставили Юстокса. Тем не менее, освоив мой метод сжатия магической силы, Трауготт смог увеличить её, благодаря чему вновь обрёл уверенность в себе. Вот только прямо сейчас он молчал, уныло повесив голову. Дальше можно было и не объяснять. Я и сама ранее задавалась вопросом, а не Трауготт ли ответственен за то, что танисбефален стал таким огромным.

— Трауготт, изложи, что здесь произошло, — велел Вильфрид.

Трауготт не сразу нашёлся что сказать, но затем всё же неуверенно заговорил:

— Если бы зверь продолжил буйствовать на месте сбора, то всё оно оказалось бы уничтожено. Чтобы не допустить этого, зверя пытались увести в лес… А я атаковал танисбефалена со всей силы и в результате сделал его огромным.

Насколько я поняла, Трауготт, который мчался к месту сбора вместе с Вильфридом, обнаружил, что рыцари-ученики уводят танисбефалена подальше в лес, просто кружась вокруг и не нападая. Матиас быстро заметил, что зверь поглощает магическую силу, а потому приказал всем ни в коем случае не атаковать. Вот только Трауготт ничего не знал о звере и оказался не столь проницателен — намереваясь помочь остальным, он, похоже, решил сокрушить танисбефалена одним могучим ударом.

Матиас понял, что такая помощь выйдет им боком, но только и успел, что выкрикнуть: «Остановись!» — однако не был услышан — Трауготт обрушил на зверя удар в полную силу. Результат последовал мгновенно. Танисбефален, который прежде был лишь немногим выше взрослого человека, начал распухать. Казалось, зверь не сможет выдержать поглощённую магическую силу и взорвётся, однако вскоре его форма стабилизировалась, и в итоге танисбефален стал в два с лишним раза больше.

— Пока я пытался понять, как же так вышло, прибыл ордоннанц от рыцаря сопровождения госпожи Шарлотты. Из сообщения мы узнали название и особенности магического зверя, а также то, что для победы над ним нужно оружие с благословением Тьмы.

Кроме того, прибыл ещё и ордоннанц от Рихарды, в котором сообщалось, что я улетела, чтобы научить остальных словам молитвы, а также, что учителей уже попросили о помощи.

— После этого командование принял господин Вильфрид, — добавил Матиас, глядя на танисбефалена. — Мы пытались выманить зверя подальше от места сбора, стараясь не атаковать. Такая тактика также позволила нам выделить время на то, чтобы выпить лекарства и восполнить силы.

Похоже, раненые смогли взять передышку и выпить лекарства восстановления. Правда, некоторые рыцари-ученики всё ещё выглядели истощёнными или ранеными.

— Мы уже связались с учителями, так что нам достаточно выиграть ещё немного времени до их прибытия. Вы хорошо потрудились, а потому позвольте дать всем вам исцеление Лонгшмер.

Так как я уже преобразовала штап, вместо него пришлось воспользоваться кольцом. Влив в его камень магическую силу, я помолилась Лонгшмер об исцелении. Вырвавшийся из кольца зелёный свет пролился на рыцарей-учеников.

— Благодарим вас, госпожа Розмайн.

Похоже, их боль утихла. Рыцари-ученики, которые прежде казались обессиленными и сгорбленными, выпрямили спины.

— Теперь, пожалуйста, выставьте вперёд своё оружие. Помните, что если вы рассеете благословение, то больше не сможете получить его сегодня, поэтому будьте осторожны и не отменяйте его, пока танисбефален не будет побежден.

— Мы даже не знаем, как его рассеять, — ответил мне Вильфрид.

Улыбнувшись от его слов, я повторила молитву, которую зачитывала ранее:

— О верховный Бог Тьмы, что правит бесконечными небесами, творец мира и отец всего сущего…

Рыцари-ученики повторяли мои слова, глядя на своё оружие. Бросив взгляд вдаль, я увидела, как Корнелиус и остальные сдерживали танисбефалена.

— Пожалуйста, услышь мою молитву и одари божественной силой. Благослови моё оружие, дабы оно могло красть магическую силу у зла и возвращать всю её тебе. Даруй мне божественную защиту, чтобы изгнать зло...

Я прикрыла глаза, подавляя желание хотя бы немного ускорить молитву. Мне нельзя было отвлекаться.

— Даруй покой живым существам на этой земле.

Открыв глаза, я увидела, что оружие каждого окрасилось в чёрный цвет силой Тьмы. Все с широко распахнутыми глазами уставились на чёрное оружие в своих руках.

— Теперь ваши атаки смогут отбирать магическую силу у танисбефалена. И я знаю, что ранее мы говорили о том, что достаточно просто выиграть время, однако, если возможно, я бы хотела получить магический камень зверя. Поэтому, я была бы очень признательна, если бы вы постарались отрубить ему конечности.

— Розмайн, ты действительно думаешь, что мы можем себе это позволить? — Вильфрид вздохнул и покачал головой, после чего ткнул в мою сторону пальцем. — Думаю, ты уже и сама поняла из случившегося, что танисбефален быстро бегает, однако не сможет добраться до тебя, если ты будешь так высоко в небе. Поэтому, Розмайн, оставайся здесь, чтобы мы могли видеть тебя, но при этом зверь не мог тебя достать.

— Поняла.

Корнелиус и остальные, должно быть, заметили вспышку от оружия, а потому присоединились к нам. Что до танисбефалена, то он, похоже, почувствовал, что сверху собралось много источников высококачественной магической силы. Нацелившись на нас, он подпрыгнул, явно желая кого-нибудь сожрать. К счастью, мы находились достаточно высоко, так что танисбефален не смог бы до нас дотянуться даже передними лапами. И всё же видеть, как зверь с горящими глазами и широко открытой пастью прыгает на тебя, — плохо для сердца.

— Леонора читала пособия по магическим зверям. Среди нас только она знает о танисбефалене и его особенностях. Поэтому все должны следовать её инструкциям. Особенно ты, Трауготт. Это ясно?

— Да… — пробормотал Трауготт.

Видя, как Трауготт поник, Вильфрид сочувственно вздохнул.

— Не будь слишком строга к Трауготту. Он просто не знал особенностей танисбефалена.

«Проблема не в том, что он не знал, а в том, что он не может следовать приказам!» — хотела возразить я, но промолчала. В любом случае, дальнейшее сражение можно было оставить на рыцарей. Половину своей работы я уже сделала — дала оружию благословение Тьмы. Мне оставалось только исцелить землю, когда сражение закончится. Правда, я не знала, следует ли перед этим вернуться в общежитие.

Пока я размышляла, Леонора взяла командование на себя. И мне в её планах тоже нашлась роль.

— Теперь вы, госпожа Розмайн…

— Ты хочешь, чтобы я тоже участвовала в сражении? Разве мне не велели оставаться в небе?

— Госпожа Розмайн, есть ли причина не привлекать вас к сражению, учитывая, что вы уже находитесь на поле боя, обладаете наибольшим количеством магической силы среди нас и можете атаковать с безопасного расстояния?

Похоже, Леонора хотела использовать все доступные в её распоряжении человеческие ресурсы. Я не могла не удивиться, но было ли то просто рациональным решением, или же Леонора стремилась действовать как можно более эффективно, чтобы победить противника, меня очень обрадовало, что мне тоже выделили роль.

«Получается, я тоже смогу быть полезна для остальных…»

— Пожалуйста, используйте свой мидзудеппо, чтобы атаковать сверху, где танисбефален не сможет вас достать. Юдит, Хартмут, что бы ни случилось, оставайтесь рядом с госпожой Розмайн.

— Хорошо! — с энтузиазмом ответила я, сжимая водяной пистолет.

Леонора, видя мой настрой, слегка улыбнулась, а затем перевела взгляд на Трауготта.

— Трауготт, скооперируйся с Корнелиусом, чтобы отрубить танисбефалену лапы. Ты ведь знаешь атаку, которую Корнелиус применял вместе с Ангеликой, верно?

— Но я…

Казалось, недавняя неудача сильно тяготила Трауготта. Он крепко зажмурился, а затем покачал головой. Вот только Леонора не собиралась позволять ему отказаться. Понизив голос, она сказала:

— Только у господина Вильфрида и тебя достаточно магической силы, чтобы сравниться с Корнелиусом. Если ты считаешь, что потерпел неудачу, то сделай всё возможное, чтобы загладить вину.

От холодных слов Леоноры Трауготт сжался. Когда на него устремились взгляды остальных рыцарей-учеников, Вильфрид, прикрывая его, выступил вперёд. Наконец, Трауготт сказал:

— Я смогу только подражать той атаке. Но я подстроюсь.

Леонора внимательно посмотрела на Траугота, словно ожидала каких-то ещё слов, однако тот больше ничего не произнёс и просто опустил взгляд вниз.

— Нет, — вздохнув, сказал Корнелиус, молча наблюдавший за этим диалогом, а затем улыбнулся Вильфриду. — Господин Вильфрид, пожалуйста, атакуйте в полную силу, а я подстроюсь.

***

План сражения казался примерно таким же, как и при уничтожении тромбэ. Сперва я с дальней дистанции осыпала бы танисбефалена стрелами, чтобы ослабить его, после чего рыцари-ученики атаковали бы все сразу. Затем они отступили бы, а я вновь обрушила на зверя град стрел. Вот так мы бы поочерёдно атаковали танисбефалена. Единственное, мне требовалось проявлять осторожность, чтобы не задеть рыцарей-учеников в процессе стрельбы.

«Разве роль главного священника в сражении с тромбэ не была очень важной? — задумалась я. — Получается, сейчас на мне лежит большая ответственность?»

Я не ощущала, что смогу справиться с отведённой мне ролью без надлежащей подготовки. Вот только мне даже не дали возможности отказаться. Стоило Леоноре поднять руку, как все рыцари сразу же разлетелись. Танисбефален наблюдал за ездовыми зверями, разбросанными по небу, при этом его разноцветные глаза двигались туда-сюда, словно он раздумывал, за кем бы ему погнаться.

«Бр-р-р! Мне нехорошо!»

Чувствуя мурашки, бегущие по коже, я направила водяной пистолет на танисбефалена и попыталась как можно чётче представить образ того, как главный священник уничтожал тромбэ.

«Я покажу всем, насколько я крутая!»

— Госпожа Розмайн, сигнал от Леоноры! — вывела меня из мыслей Филина, которая, в отличие от меня, следила за обстановкой.

Убедившись, что Хартмут и Юдит находятся по сторонам от меня, защищая пандочку, я с громким возгласом: «Получай!» — выстрелила из водяного пистолета в находящегося внизу танисбефалена. Поскольку я представляла атаку Фердинанда во время сражения с тромбэ, магическая сила, выпущенная из моего чёрного водяного пистолета, превратилась в черные стрелы, которые понеслись к танисбефалену.

— Вот тебе! — воскликнула Юдит, атаковав зверя вслед за мной.

Правда, её чёрный камень полетел немного в сторону от того места, где находился танисбефален. Я не могла понять, как же она смогла так промахнуться по настолько большой цели. Внезапно смотревший на меня танисбефален резво уклонился от моих стрел, оказавшись прямо на траектории выпущенного Юдит камня. Послышалось, как зверь тихо рыкнул от боли.

— Как так?

— Госпожа Розмайн, я не могу позволить себе проиграть вам, когда дело доходит до атак с дальней дистанции. Важно уметь предсказать движения врага наперёд! — с гордой улыбкой заявила Юдит, а затем её чёрный камень вновь попал в цель.

Танисбефален рыкнул от её атаки, после чего снова уклонился от моей.

«Хм-м-м!» — злилась я. Раздраженная тем, что ни одна из моих атак не попала в танисбефалена, я принялась стрелять в него снова и снова. Однако, словно говоря, что видит все мои атаки насквозь, танисбефален легко уклонялся от каждого моего залпа стрел. Каким-то образом лишь атаки Юдит достигали цели.

«Обидно!»

Будучи довольно проворным и наблюдая глазами на лбу за окрестностями, танисбефален старался уклоняться и от атак рыцарей-учеников. Вот только остальные время от времени попадали по зверю, и только я одна каждый раз промахивалась.

— Госпожа Розмайн, только ваши атаки не попадают в цель… — заметила Филина.

Она резала меня без ножа. Я хотела пробурчать, что я и сама знаю, а потому не нужно об этом напоминать, но не стала и сосредоточилась на танисбефалене.

— Госпожа Розмайн, я думаю, что причина, по которой вы промахиваетесь, заключается в том, что танисбефален сосредоточился на уклонении от ваших атак, — тихо добавил Родерих.

Я кивнула, соглашаясь. Танисбефален действительно не сводил с меня больших красных глаз. Мне хотелось спросить, действительно ли этот зверь думает, что ему достаточно лишь избегать моих атак?

«Мои атаки не достигают цели из-за того, что ты всё время на меня смотришь! Прекращай уже на меня таращиться!» — злилась я.

— Если бы мы могли сделать так, чтобы он меня не видел, то мои атаки тоже бы попадали в цель!

— Чтобы он вас не видел? Но как это сделать? — спокойно спросил меня Родерих.

— Э-э? М-м-м… — пробормотала я, не в силах сразу придумать, чем бы прикрыть глаза здоровенному магическому зверю.

«Что-то, чтобы закрыть ему глаза… Что-то вроде повязки… — размышляла я. — Если бы только у нас был с собой большой кусок ткани».

Естественно, мы никак не смогли бы накрыть зверю глаза, а затем туго завязать ткань. Однако, даже если просто накинуть ему на голову большой кусок ткани, то пусть и на мгновение, но это лишит его зрения.

«Если я смогу прикрыть ему глаза даже на короткое время, то он остановится, и я смогу по нему попасть! Мне просто нужна ткань, достаточно большая чтобы накрыть танисбефалена...»

— О! Я знаю подходящий божественный инструмент. Рюкен!

— Божественный инструмент? — удивлённо переспросила Филина.

Кивнув поражённо уставившейся на меня Филине, я вернула водяной пистолет к форме штапа. Правда, отмена преобразования не развеяла благословение, и штап в руке остался чёрным. Насколько я помнила, когда рыцари сражались с тромбэ, было иначе. Несколько удивлённая этим, я прикрыла глаза и вспомнила заклинание, которому научил меня Фердинанд, чтобы я могла защитить себя.

— Финсумхан¹.

Мой штап превратился в чёрную ткань, словно звёздное небо, усыпанную золотыми точками.

Родерих, выглядя ошеломлённым, указал на ткань в моих руках.

— Госпожа Розмайн, что это?

— Божественный инструмент, плащ Бога Тьмы. С его помощью мы сможем перекрыть зрение танисбефалену.

Плащ Бога Тьмы обладал способностью поглощать чужую магическую силу и превращать её в свою. Но так как сейчас он имел благословение Тьмы, вероятно, сила, которую я украду, не дойдёт до меня, а отправится богу. Впрочем, мне было достаточно и возможности похитить у танисбефалена часть магической силы.

Я раскинула плащ, словно создав миниатюрное ночное небо, и сбросила его на голову танисбефалена. По сравнению со стрелами, которые летели довольно кучно, плащ раскинулся так широко, как я только хотела. В результате танисбефален не смог увернуться. Когда зрение зверя оказалось перекрыто чёрной тканью, он остановился и принялся махать передними лапами, пытаясь избавиться от плаща.

— Теперь мои атаки тоже должны попасть! — выкрикнула я и победоносно вскинула вверх кулак.

Пока я радовалась, Филина приложила руку к щеке и, склонив голову, с сомнением посмотрела на меня.

— Но, госпожа Розмайн, вы ведь превратили штап в плащ и сбросили его на зверя… Чем вы теперь будете атаковать?

— А-а-а-а! Мой водяной пистолет! — схватившись за голову, закричала я, только сейчас осознав, что у меня больше нет оружия.

— Отличная работа, Розмайн! Ты смогла остановить его! — выкрикнул Вильфрид, хваля меня.

— Сейчас! Все в атаку! Цельтесь в задние лапы! — скомандовал Корнелиус, тоже оценивший мою задумку.

Рыцари-ученики ринулись на танисбефалена, резво атакуя его. Следуя указаниям Корнелиуса, они сосредоточились на задних лапах зверя, который изо всех сил пытался сбросить с головы плащ Бога Тьмы.

Двадцать с лишним ездовых зверей свободно носились в воздухе, а их всадники атаковали зверя чёрным оружием. Танисбефален ревел, из его ран текла кровь, которая, падая на землю, разъедала её. Вне всяких сомнений, зверя смогли серьёзно ранить. Однако я, наблюдая за тем, как рыцари-ученики сражаются, хотела плакать.

«Все остальные выглядят такими крутыми! Так нечестно! Верните мне мой звёздный час!»

Вильфрид наполнил чёрный меч магической силой, чтобы быть готовым атаковать в любой момент. Я видела, как вокруг лезвия его меча клубится тьма. Когда Вильфрид высоко занёс его, я заметила на рукояти герб со львом. Похоже, Вильфрид постарался, чтобы меч соответствовал штапу.

— Всем отступить! — выкрикнул Корнелиус, тоже занеся наполненный магической силой чёрный меч.

Насколько я могла судить, он влил в меч магической силы меньше, чем во время прошлогоднего диттера. Вероятно, чтобы соответствовать Вильфриду.

Рыцари-ученики взмыли в небо, а затем выстроились между мной и танисбефаленом. Они тут же выставили перед собой щиты, чтобы защитить меня от последствий атаки. Я тоже приготовилась: развернула пандочку и крепко вцепилась в руль, ожидая ударной волны магической силы.

— Вперёд! Ха-а-а-а!

Издав боевой клич, Вильфрид устремил ездового зверя вниз, к задним лапам танисбефалена, а затем резко взмахнул мечом. Наполненная магической силой волна тьмы вырвалась из его меча, полетев прямо в заднюю правую лапу зверя.

— Ха-а-а-а! — почти в то же самое время выкрикнул Корнелиус, ударив по лапе с другой стороны.

Две атаки столкнулись с оглушительным грохотом, от которого задрожал воздух. Я держалась за руль, а потому была готова к достигшей меня ударной волне. Впрочем, она оказалась не особенно сильной, поскольку на её пути выстроились рыцари с щитами. Вероятно, помогло и то, что я уже испытала на себе гораздо более мощные ударные волны, вызванные атаками во всю силу Фердинанда и других.

«Что стало с танисбефаленом?!»

Как только ударная волна прошла, я взглянула вниз на танисбефалена. Похоже, атаки достигли цели. Зверь не смог их выдержать, и ему оторвало правую лапу. Я видела, как он катается по земле и громко ревёт.

— Ура!

Стоило мне радостно воскликнуть, как танисбефален вскочил. Источая звериную дикость, он, казалось, не чувствовал ни льющейся из него крови, ни боли от того, что ему оторвало лапу. От взрыва плащ, что закрывал морду, сорвало, и теперь глаза, полные боли и гнева, устремились на оказавшегося прямо перед ним Вильфрида.

Видя по глазам зверя, что тот нашёл себе добычу, я почувствовала, как у меня кровь отлила от лица.

— Вильфрид, взлетай! — выкрикнула я.

Похоже, услышав мой крик, Вильфрид устремился небо. Но, возможно, из-за того, что он использовал слишком много магической силы в предыдущей атаке, его ездовой зверь летел слишком медленно. Рыцари-ученики сразу же рванули к Вильфриду, чтобы защитить его, однако танисбефален, стремящийся выплеснуть свой гнев и восстановить магическую силу, оказался быстрее всех. Даже с оторванной задней лапой он во весь опор нёсся к ездовому зверю Вильфрида. Я поняла, что такими темпами танисбефален догонит Вильфрида в мгновение ока.

— Трауготт! — рявкнул Корнелиус, который, судя по исходящему от меча свечению, вновь наполнял тот магической силой.

Среагировав на резкий выкрик Корнелиуса, Трауготт занёс меч и ринулся вниз. Я видела, как в процессе падения магическая сила стремительно вливалась в клинок. Окутанный тьмой меч сиял.

Взлетающий вверх, чтобы оторваться от танисбефалена, Вильфрид и находящийся в падении Трауготт с наполненным магической силой мечом в руках пересеклись в небе. В этот же самый момент новая атака от меча Корнелиуса врезалась в шею танисбефалена. Зверь потерял равновесие и завалился набок, а Трауготт, не мешкая, взмахнул мечом, целясь ему в живот.

— Ха-а-а-а! — взревел Трауготт.

Атака магической силой Трауготта столкнулась с ударной волной магической силы, вызванной атакой Корнелиуса, а затем последовал громкий взрыв. Возникшая в результате новая ударная волна значительно ослабла. Тем не менее, по огромному облаку клубящейся пыли и поваленным вокруг Корнелиуса деревьям я понимала, насколько сильной была приближающаяся к нам волна.

Ударная волна отправила Вильфрида ещё выше в небо, а рыцари-ученики, убравшие щиты, чтобы оказать ему помощь, не выдержали напора и оказались сметены потоком ветра. Я зажмурилась и, крепко схватившись за руль, вжала педаль тормоза. Влив столько магической силы, сколько только успела, я всё же смогла выдержать удар.

Как только ударная волна прошла, я осторожно открыла глаза. В земле образовался кратер, в котором лежал танисбефален. Его лапы дёргались, но, похоже, он уже не мог встать.

— Получилось! — радостно закричали рыцари-ученики.

— Не ослабляйте бдительность! — тут же отругала их Леонора.

Корнелиус и Трауготт несколько раз пронзили тело танисбефалена, после чего тот полностью прекратил двигаться.

— Теперь можно получить ингредиенты! — помахав рукой, позвал остальных Трауготт.

Рыцари-ученики тут же опустились рядом с танисбефаленом. Я тоже направила туда свою пандочку.

— Ингредиенты распределяются в зависимости от уровня вклада, — сказал Корнелиус.

Мы с Вильфридом не были рыцарями-учениками, а потому Корнелиус объяснил нам, что количество ингредиентов, которые человек получает с магических зверей, побежденных общими усилиями, зависит от вклада в победу. На этот раз наибольший вклад внёс Корнелиус, на втором месте Вильфрид, а за ними Трауготт. Мой вклад тоже признали, поскольку я смогла остановить зверя, накинув на него плащ.

— Корнелиус, не забывай о вкладе Матиаса и остальных, которые, дожидаясь подкрепления, сумели обезопасить место сбора, уведя оттуда танисбефалена, — заметил Вильфрид.

— И не забывай о Леоноре, которая уделила внимание изучению материалов о магических существах, не появлявшихся на состязаниях герцогств.

Корнелиус с лёгким смешком кивнул на наши с Вильфридом замечания.

— Мне нужны ингредиенты для магического камня, с помощью которого Родерих сможет посвятить мне имя. Больше мне ничего не требуется, поэтому, пожалуйста, позаботьтесь, чтобы они были хорошего качества.

— В таком случае, как насчёт глаз во лбу зверя? — предложила Леонора. — Магическая сила, поглощаемая из атак, делится в них по атрибутам, а потому я считаю, что они послужат отличными ингредиентами.

Последовав совету Леоноры, я решила взять для Родериха глаза с атрибутами Ветра и Земли.

— Вот так, Родерих, ты можешь собрать ингредиенты. Я надеюсь, ты сделаешь камень посвящения, который сможешь с гордостью преподнести мне.

— Госпожа Розмайн…

Родерих благоговейно смотрел на меня, а затем уверенно кивнул и выбрался из пандобуса. Проводив его взглядом, я с облегчением вздохнула. Живя в нижнем городе и вынужденная помогать семье, я, конечно, могла ощипать птицу или снять шкуру со зверька, но у меня плохо получалось, да и не любила я это.

«Выколоть глаза? Для меня это уже слишком».

— Госпожа Розмайн, как рассеять благословение? — вырвал меня из размышлений Корнелиус, намеревавшийся приступить к сбору. — Мы не сможем получить ингредиенты, пока на оружии лежит благословение Тьмы, иначе в процессе сбора их магическая сила поглотится.

Я оглядела остальных, по-прежнему держащий в руках чёрное оружие.

— Если вы рассеете благословение Бога Тьмы, то сегодня больше уже не сможете его получить, вы это понимаете?

— Я не думаю, что сегодня оно нам снова понадобится, — ответил Вильфрид.

Рыцари-ученики согласно кивнули. Сказав: «Хорошо», я тоже кивнула, а затем произнесла заклинание, чтобы рассеять благословение:

— Энтвафнун².

Все повторили за мной, рассеивая благословение. Наблюдая за тем, как чёрный цвет покидает оружие, я вспомнила, что ещё не подобрала брошенный плащ. Взглянув на тех, кто принялся собирать с танисбефалена ингредиенты, я сказала, что собираюсь пойти и забрать плащ Бога Тьмы.

— Подождите, а как же ваш эскорт, — остановил меня Корнелиус.

— У тебя здесь много работы, не так ли? Я возьму с собой Юдит и Хартмута, этого достаточно.

Поскольку Корнелиус внёс наибольший вклад, ему требовалось получить с тела танисбефалена наибольшее количество материалов.

После моих слов Леонора, помогавшая Корнелиусу со сбором ингредиентов, встала.

— Я пойду с госпожой Розмайн. Корнелиус, пожалуйста, собери и мою с Юдит часть.

— Хорошо. Присмотри за госпожой Розмайн.

Я забралась в пандочку и направилась за плащом Бога Тьмы, который сбросила на танисбефалена. Сопровождали меня Юдит, Леонора и Хартмут.

— Госпожа Розмайн, значит, вы действительно можете создавать божественные инструменты. Из ваших отчётов я знал, что вы создавали их во время практического занятия, но видеть это своими глазами — величайшая радость, — с довольной улыбкой сказал Хартмут.

Он был счастлив, что его тяжёлые тренировки того стоили. Однако мне такой его восторг показался странным, учитывая, что он уже не раз посещал храм.

— Хартмут, разве ты не видел божественные инструменты в храме?

— Даже если я могу приходить в храм, чтобы помочь с работой, у меня практически нет возможности увидеть божественные инструменты.

Я часто видела божественные инструменты и даже касалась их, поскольку посвящала свою магическую силу. Но, если подумать, то я следовала совету Франа, сказавшего, что нехорошо заставлять Хартмута и остальных ждать, учитывая, что они приходят помогать. В результате посвящением магической силы я занималась рано утром или перед сном. Таким образом, ни Хартмут, ни Филина не видели божественные инструменты, несмотря на то, что часто посещали храм.

«Стоит ли мне показать им божественные инструменты…» — думала я, поднимая чёрный плащ, который сдуло в сторону ветром. Однако увидев, что находится под плащом, я ахнула. Особенностью плаща Бога Тьмы было то, что он поглощал магическую силу. В результате он высосал магическую силу из того места, куда упал. Земля не превратилась в чёрную грязь, вместо этого она стала красно-коричневой и сухой.

«Простите! Простите! Я этого не хотела!»

Я поспешно рассеяла благословение и отменила преобразование штапа. В этот момент я вспомнила, что мне ещё нужно провести исцеляющий ритуал. Единственное, мне, наверное, следовало сперва исцелить место сбора, а уже потом место, где лежал плащ. Вот только пусть я, стреляя в танисбефалена, каждый раз промахивалась, но из-за большого количества выстрелов моя магическая сила значительно уменьшилась.

«В таком случае исцеление места сбора должно быть приоритетнее, чем восстановление участка земли где-то глубоко в лесу, так?» — размышляла я.

Я посмотрела в ту сторону, где находился Корнелиус, желая с ним посоветоваться, но затем замерла. Покачав головой, я отвела взгляд.

— Госпожа Розмайн, что-то не так? — спросила Леонора.

— Я собираюсь исцелить место сбора. На получение материалов с танисбефалена потребуется некоторое время, верно? — сказала я с невинной улыбкой.

Мне не хотелось признаваться, что у меня нет желания приближаться к танисбефалену, которого сейчас разделывают, поскольку эта картина слишком пугающая.

— Что именно вы имеете в виду под «исцелением»?

Леонора наклонила голову, выглядя сбитой с толку. Мне требовалось сделать то же самое, что и после уничтожения тромбэ, однако Леонора, никогда прежде не сопровождавшая рыцарей в подобных миссиях, не знала, о чём я говорю.

— Существует ритуал, чтобы наполнить магической силой землю, опустошённую танисбефаленом.

— Вы, правда, можете сделать нечто подобное?

На этот раз вопрос исходил не от Леоноры, а от Хартмута, которого мои слова явно удивили. Как оказалось, ему как служащему требовалось большое количество ингредиентов для смешивания, а потому, увидев разорённое место сбора, он задавался вопросом, как же теперь быть.

— Это работа, которую выполняет храм после уничтожения тромбэ. А я глава храма.

«И вовсе я не боюсь смотреть на то, как разделывают зверя! Просто я единственная, кто может провести ритуал исцеления».

Примечания

1. finsternis [ˈfɪnstɐnɪs] (нем.) — мрак, темнота

umhang (нем.) — накидка

2. entwaffnung [ɛntˈvafnʊŋ] (нем.) — разоружение.

Комментарии

Правила