Том 3.4. Пробный запуск нового печатного станка — Власть книжного червя (WN) — Читать онлайн на ранобэ.рф
Логотип ранобэ.рф

Том 3.4. Пробный запуск нового печатного станка

После того, как сотрудники компании «Гилбе́рта» ушли, я вернулась в комнату главы храма и села за рабочий стол.

— Итак, с чего же начать? — подумала я вслух.

Чтобы мы могли попробовать напечатать книгу с обилием текста на новом печатном станке, мне требовалось предоставить рукопись. Среди записанных историй, которые мне зимой рассказывали дети, имелось несколько о рыцарях. Если взять их за основу, то написать рукопись будет не так уж и сложно.

— Может быть сперва стоит напечатать короткий рассказ, а в дальнейшем сделать его частью сборника историй о рыцарях? — высказала я идею.

— Учитывая, что это пробный запуск, думаю, что нам действительно лучше всего начать с короткого рассказа, — поддержал меня Гил.

Поговорив с ним ещё немного, я выбрала историю со счастливым концом. В нёй рыцарь охотился на магического зверя, чтобы затем подарить добытый магический камень своей возлюбленной.

***

Через несколько дней я закончила короткий рассказ о рыцаре. Когда пробил седьмой колокол, настало время выслушать отчёты слуг за этот день, так что я воспользовалась этой возможностью, чтобы сказать Гилу и Фрицу, что закончила историю.

— Гил, Фриц, рукопись рассказа о рыцаре готова. Чтобы дети не мешали нам в мастерской набирать текст, мы займёмся этим в солнечный день. Пожалуйста, передайте эту информацию Лутцу. Кроме того, решите с Франом, кто из вас останется в мастерской, чтобы наблюдать за пробным запуском.

— Понял, — быстро ответил Гил.

Фриц немного задумался, а затем чуть прищурил спокойные тёмно-карие глаза и произнёс:

— Гил, полагаю, ты захочешь поучаствовать в наборе текста, так что давай детей в лес отведу я. Пожалуйста, внимательно слушай указания госпожи Розмайн, чтобы потом пересказать их мне.

— Можешь положиться на меня, — заверил его Гил. — Госпожа Розмайн, иллюстрации уже закончены?

— На этот раз мы будем печатать только текст, так что нам не нужно ждать иллюстраций. Для них мы продолжим использовать мимеографическую печать. Ах да, я собиралась попросить Вильму нарисовать иллюстрацию, поэтому, пожалуйста, сообщите ей, что я приду.

***

На следующий день я взяла готовую рукопись и направилась в приют, чтобы попросить Вильму сделать иллюстрацию к рассказу.

— Вильма, я хочу, чтобы ты нарисовала иллюстрацию к этой истории о рыцаре. За основу возьми лицо главного священника.

— Госпожа Розмайн, если мы так поступим, то это приведет лишь к тому, что главный священник снова отругает вас, — ответила Вильма, обеспокоенно посмотрев на меня.

Вот только в моём распоряжении имелось нечто вроде невероятно ценного фамильного меча, которым я могла сокрушить эту проблему.

— Всё в порядке. Иллюстрация будет лишь основана на его образе. Сам рыцарь и главный священник — разные люди. Имена тоже отличаются. А в довершение всего, в книге будет чётко указано, что эта история является вымышленной, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

— Невероятно. Вы можете придумывать такие хитрости… — восхищённо ответила Вильма, округлив глаза. Задумчиво посмотрев в потолок, она продолжила. — В таком случае, я изменю ему причёску, чтобы он выглядел иначе.

— Полагаюсь на тебя, Вильма.

— Мне самой нравится рисовать главного священника, поэтому меня очень опечалило, что он запретил впредь рисовать его иллюстрации, — улыбнувшись, ответила мне соучастница преступления.

Таким образом, благодаря Вильме, у меня будет необходимая мне иллюстрация.

— Для иллюстрации мы как обычно воспользуемся мимеографической печатью, но сперва нам нужно напечатать весь текст. Кроме того, так как мы собираемся использовать для иллюстрации всю страницу, тебе не нужно думать о месте и размере букв… И можешь не торопиться. Мы не будем добавлять иллюстрацию сразу.

— Поняла.

Когда я закончила разговаривать с Вильмой и встала, дети, играющие в углу столовой, тут же бросились ко мне.

— Госпожа Розмайн, вы делаете новую книжку с картинками? О чём она?

Пока я проводила весенний молебен, были напечатаны книжки с картинками об осенних богах, и теперь мастерская занималась книжками о зимних. В такой ситуации неудивительно, что детям интересно содержание следующей книги. Похоже, мой план по превращению сирот в книжных червей продвигался хорошо.

— Хе-хе. Закончив книгу о зимних богах, мы сделаем сборник историй о рыцарях. Но должна сказать, что в нём будет много текста, так что я не уверена, что вы все сможете его прочитать.

— Мы постараемся! Учить новые слова весело!

— Сборник историй о рыцарях будет основан на рассказах, которые поведали мне дети дворян. Я очень надеюсь, что когда-нибудь и вы все напишите для меня новые истории.

— Ага, мы будем практиковаться, чтобы научиться!

Было приятно видеть вокруг себя так много мотивированных взглядов. Я хотела, чтобы дети не потеряли эту любовь к книгам и когда выросли, то написали уже свои. Обучение сирот грамоте и прививание им любви к чтению — моё вложение в будущее. Надеюсь, что это позволит увеличить количество книг, которые я смогу прочитать.

***

И вот долгожданный день, когда мы начнём набирать текст наконец настал. Я закончила со своей утренней работой, желая поскорее приступить к набору. Мне хотелось побыстрее поесть и отправиться в мастерскую.

— Фран, днём я отправлюсь в мастерскую, а потому мне бы хотелось переодеться во что-то, что не страшно испачкать… — сказала я, когда Фран подавал мне еду.

Услышав мою просьбу, Фран обеспокоенно нахмурился.

— Госпожа Розмайн, мне очень жаль, но обычно дочери герцога не выполняют работу сами, а потому у вас нет одежды, которую не страшно испачкать.

— А-а? Но если я останусь в этом, то на одежду могут попасть чернила. Разве это не доставит проблем? — спросила я, сжав рукава белых одежд.

Будет нехорошо, если на белых одеждах останутся пятна от чернил, и я не думала, что для главы храма было приемлемым ходить в грязной одежде.

— В покоях директора приюта осталась одежда, которую вы носили, когда ещё были священницей-ученицей. Почему бы вам не надеть её? Только, пожалуйста, переоденьтесь в покоях директора. В конце концов, вам не полагается носить в храме что-то кроме ваших белых одежд.

В шкафу моей комнаты хранились только белые одежды главы храма и одежда, подходящая для приёмной дочери герцога. Пусть я и много раз приходила в покои директора приюта с тех пор, как стала главой храма, но, поскольку мне не разрешали самостоятельно открывать шкафы, я не знала, что моя старая одежда по-прежнему хранится там. Я полагала, что от неё избавились, чтобы скрыть, что раньше я была простолюдинкой.

— Значит моя старая одежда всё ещё там… Большое спасибо, Фран.

***

Чтобы переодеться во что-нибудь подходящее из того, что я носила, когда была Майн, я вместе с Моникой и Дамуэлем направилась в покои директора приюта. Среди хранящейся в шкафу одежды я нашла форму ученицы компании «Гилбе́рта». Когда я ее увидела, у меня аж сердечко сжалось от ностальгии.

— Я переоденусь в эту. В конце концов, это единственная одежда без широких рукавов.

Моника посмотрела на мой выбор и кивнула.

— Безусловно, этот наряд лучше всего подходит для работы.

Просовывая руки в рукава, я ощутила ещё бо́льшую ностальгию. Одежда оказалась немного тесноватой, но её вполне можно было носить. К тому же тот факт, что одежда стала мала, означал, что я немного подросла. И в то же время, это свидетельствовало, я уже не та Майн, которой была раньше, и это немного печалило.

К моменту, как я закончила переодеваться, пришёл успевший пообедать Гил.

— Моника, я пойду в мастерскую вместе с Гилом, поэтому, пожалуйста, помоги пока Вильме. Полагаю, сейчас она довольно занята из-за работы над иллюстрацией, которую я ей поручила.

— Поняла. Пожалуйста, оставьте это мне.

Отправив Монику в приют, я направилась в мастерскую вместе с Гилом и Дамуэлем.

— Я отправил всех на улицу, так что, если хотите, вы можете вести себя более непринуждённо, набирая текст, — сказал мне Гил, гордо выпятив грудь.

Чтобы я могла самостоятельно поработать в мастерской, Фриц отвёл всех в лес. А поскольку этой весной они впервые должны были заняться изготовлением бумаги, все ушли переполненные энтузиазмом.

Дамуэль, будучи втянутым во всё это, слегка улыбнулся.

— Я бы предпочел, чтобы вы всё же не сильно увлекались.

— Поскольку речь идёт о книгах, вам понадобится помощь богини мудрости Местионоры, чтобы сдержать энтузиазм госпожи Розмайн. По силам ли вам это, господин Дамуэль? — спросил Гил, давая понять, что сам он не знает, как можно меня контролировать.

Я не собиралась позволять чему-либо встать между мной и печатным станком, и похоже Гил понимал это так же хорошо, как и Лутц.

— Вот как. В таком случае, я попробую помолиться богине мудрости Местионоре, — сказал Дамуэль, потеряв надежду как-либо сдержать меня и решив попросить помощи у богини.

Пока я размышляла о том, что если мы будем молиться Местионоре, то заодно надо бы помолиться и о развитии полиграфии, мы прибыли в мастерскую. Заметив, что Лутц уже готовил необходимые инструменты, я сообщила ему о нашем прибытии.

— Лутц, мы пришли.

— Майн?! — выкрикнул Лутц, широко распахнув глаза. Затем он хлопнул себя по щеке и замотал головой. — Ох, прости. Я ошибся.

Поняв, что он удивился, увидев меня в одежде ученицы, я крутанулась на месте, позируя.

— Что думаешь, Лутц? Разве не навевает воспоминания?

— Твой наряд больше сбивает с толку, чем навевает воспоминания. Я даже твоё имя перепутал. В следующий раз надень что-нибудь другое, — ответил он, насу́пившись.

— Это была единственная одежда, рукава которой подходят для работы. Смирись, — ответила я, направившись к столу для набора.

Я выдвинула ящик, в котором хранился нижний регистр, и усмехнулась при виде ровных рядов блестящего металла внутри.

— Лутц, Гил, где наборные верста́тки и межстрочные разделители?

— Все маленькие детали, которые сделали Инго и Иоганн, находятся вот здесь, — ответил Лутц, указав на ровные ряды наборных верстаток и межстрочных разделителей, — Что тебе нужно?

Очарованная зрелищем, я восхищённо вздохнула. Невозможно было выразить словами, насколько прекрасная картина предстала моим глазам. Моё сердечко трепетало при мысли о том, что я могу воспользоваться всем этим для печати. Вот только когда я попробовала проверить все ящики стола для набора, у меня возникли некоторые трудности. Я не могла добраться до тех, что находились сверху.

— Гил, пожалуйста, принеси что-нибудь, на что я могу встать.

— Не лучше ли положить все ящички с литерами на рабочий стол? — спросил Лутц, — Мне кажется, будет удобнее, если мы сможем работать бок о бок за столом.

Кивнув, я попросила Лутца и Гила перенести ящички с литерами на стол. Однако мне было немного обидно, что мы не смогли поработать за столом для набора.

— Хорошо, теперь давайте приступим к набору текста. Посмотрим... Вы уже делали это раньше, когда печатали текст книжек с картинками, верно? По сути, это то же самое, но поскольку страницы теперь будут заполнены только буквами, важно сделать длину строк и расстояние между ними одинаковым, чтобы текст легко читался, — пояснила я, а затем протянула часть рукописи Лутцу и Гилу. — Лутц, ты набираешь эти страницы, а Гил эти.

Положив рукопись на рабочий стол, я вручила каждому наборные верста́тки. Они представляли собой тонкие деревянные коробочки, достаточно маленькие, чтобы их можно было держать одной рукой, и именно в них осуществлялся набор текста из отдельных литер.

— Сперва поместите реглет, он же межстрочный разделитель, в наборную верста́тку… Да, я о тех тонких длинных деревяшках. Его длина соответствует длине строки. Вдоль реглета вы будете выставлять литеры так, чтобы они не выходили за его пределы. После размещения реглета приложите к нему шпон.

— Шпоном называется вот это, да? — спросил Лутц, поднимая тонкую металлическую полоску и озадаченно осматривая её.

Я вставила в свою наборную верста́тку реглет, а затем шпон, после чего принялась искать первую необходимую мне букву.

— По шпону металлические литеры скользят легче, чем по дереву. Таким образом литеры гораздо проще выравнивать… А вот и первая буква.

Я вытащила из ящичка первую букву и, убедившись, что не перевернула её, вставила в верста́тку.

— Всегда начинайте набирать текст с этой стороны верста́тки, — добавила я.

— Понятно, — подтвердили Гил и Лутц.

После этого в мастерской не было слышно ничего, кроме звона от соприкосновения металлических литер. Когда мы заканчивали строку, то устанавливали новый реглет, на него шпон и снова принимались выкладывать литеры. Набор текста был очень однообразной работой.

— М-м-м, так, следующая… О, вот она, — пробормотала я.

Так как я набирала текст впервые, мне требовалось время, чтобы найти нужные литеры. Лутц и Гил тоже сосредоточенно искали нужные им буквы. Закончив несколько строк текста, мы аккуратно перемещали их с верстатки на гра́нку¹ — своего рода ящик для хранения набранного текста — и затем снова принимались выкладывать литеры в пустую верстатку. Работа была действительно однообразной.

— На это требуется много времени, — заметил Лутц.

— Когда привыкнешь, сможешь набирать текст значительно быстрее.

Я смогла быстро привыкнуть к процессу, а потому полагала, что у меня не возникнет сложностей с тем, чтобы набрать страницы. Вот только я переоценила свои силы. К тому моменту, когда я наполовину закончила свою страницу, я уже совершенно вымоталась. От рядов мелких литер у меня начало рябить в глазах. Когда мы только начинали, я получала удовольствие от работы и хорошо справлялась с набором текста, но к тому времени, как мы заканчивали страницы, я оказалась самой медленной.

Когда мы завершили набирать текст для наших страниц, то аккуратно обвязали их все по периметру нитью, чтобы текст не рассыпался². К тому моменту у меня совершенно не осталось сил, чтобы сделать это самой, а потому мне ничего не оставалось, кроме как попросить Лутца.

— Гра́нка готова. Теперь, когда мы закончили набор страниц, мы должны её напечатать. Поскольку на этом этапе нам потребуется печатный станок, я думаю, лучше позвать Инго, Зака и Иоганна. А пока я просто объясню, как установить гра́нку на печатный станок.

Я отнесла готовую гра́нку к печатному станку и установила на место. Поскольку в изготовлении печатного станка принимал участие Иоганн, он идеально соответствовал согласованному проекту. Станок был устроен так, чтобы мы могли печатать двухстраничные развороты, то есть и левую и правую страницы открытой книги вместе, а потому Лутц поставил вторую гра́нку рядом с моей. Затем мы расставили марзаны вокруг гранки, чтобы сделать поля, и закрепили всё это деревянной рамой. На этом наши приготовления закончились.

— Теперь нам нужно нанести чернила и сделать пробную печать. Видите, на раме есть отметки? — указала я. — Выровняйте бумагу по этим отметкам, а затем прижмите вон теми дощечками.

Печатный станок был устроен таким образом, чтобы закреплённая на крышке бумага располагалась прямо над гра́нками. Объясняя, как всё работает, я мысленно сравнила реальный печатный станок с чертежами.

— Если повернуть эту ручку, подставка должна сдвинуться…

— Правда? Хочу попробовать, — сказал Гил.

Я была недостаточно сильна, чтобы самой повернуть ручку, но и Лутцу и Гилу хватало сил, чтобы справиться самим. Подставка перемещалась плавно, как я и хотела. Это радовало. Поскольку мы внедрили принцип рычага, надеюсь, что этот новый печатный станок не потребует столько же сил, как и прошлая версия. Его использование должно стать заметно проще.

— А перемещая вот эту рукоятку, вы можете печатать. Правда, прямо сейчас ничего не выйдет, так как мы не нанесли чернила, но всё равно попробуйте повернуть её. Он должен двигаться намного легче, чем раньше.

В отличие от прошлого печатного станка, для которого требовалась сила двух взрослых, с новым станком Лутц и Гил могли управляться самостоятельно.

— Так легко! Потрясающе! Если мы научимся быстрее набирать текст, это должно ускорить печать, — сказал Лутц.

Его зелёные глаза сияли от предвкушения. Тем временем Гил записывал инструкции для всего процесса печати в свой ди́птих.

После того, как они подтвердили, что всё записано в точности, сегодняшняя работа подошла к концу.

— Хорошо, я всё понял, — сказал Гил, подняв глаза от диптиха. — Мы можем пригласить Инго и остальных в мастерскую, чтобы провести завтра пробный запуск печатного станка.

Лутц бросил взгляд на диптих в его руках, а затем кивнул и обратился ко мне.

— Когда они завтра придут, ты будешь просто смотреть, как и подобает главе храма. Ты ведь почувствовала себя лучше, поработав сегодня с нами, так?

— Немного. Ладно, завтра я буду вести себя тихо.

Хотя вернее будет сказать, я не столько успокоилась, сколько вымоталась от сегодняшней работы. Боюсь, завтра мне даже двигаться будет тяжело.

***

На следующий день Инго, Зак и Иоганн пришли в мастерскую. Поскольку им предстояло опробовать печатный станок, все они пришли в рабочей одежде. Лишь я одна казалась неуместной в своих белых одеждах главы храма.

— А теперь давайте сделаем пробную печать на новом печатном станке, — объявила я. — Гил, Лутц, пожалуйста, начинайте.

Они оба кивнули, а затем начали готовиться к печати гра́нки в соответствии с моими вчерашними инструкциями. Они нанесли чернила, положили бумагу на место и закрепили её рамой. Лутц повернул ручку, а Гил подтолкнул подставку под пресс. Все с больши́м интересом следили за их действиями. В частности, мастера наблюдали за процессом с серьёзными взглядами и нахмуренными бровями.

При нажатии на рукоятку, работающую по принципу рычага, прижимная пластина с громким шумом сдвинулась. После этого Лутц и Гил вытянули подставку, сняли крепящую бумагу раму и достали готовый лист. В отличие от нашего маленького мимеографа, который мог печатать только одну страницу, сейчас мы напечатали сразу двухстраничный разворот.

— Ну вот, они закончили. Печать прошла успешно.

— Так это и есть печать, да? Пусть я не знаю, о чём текст на этих страницах, но я впечатлён, — сказал Инго.

После того, как печать на новом печатном станке прошла успешно, все мастера вздохнули с облегчением. Они поняли, что успешно справились с заказом, и их лица смягчились. Заметив это, я не могла не улыбнуться.

— Благодаря вам троим, совместно работавшим над печатным станком, он стал действительно потрясающим, — объявила я. — Пожалуйста, свяжитесь с компанией «Гилбе́рта» для получения оставшейся награды и доложите об успехе вашим ассоциациям. Зима выдалась тяжёлой, не так ли? Что вызвало наибольшие трудности?

Мастера, с которых наконец спало напряжение, принялись рассказывать мне о своих невзгодах.

— После того, как вы назвали меня одним из своих Гутенбергов, работы зимой значительно прибавилось, — пробормотал Иоганн со вздохом.

Я приложила руку к щеке и наклонила голову.

— Значит, Иоганн, ты был очень занят… Значит ли это, что ты нашёл ещё одного покровителя, кроме меня? Если так, то я искренне рада за тебя, поскольку у тебя будет работа, даже если ты решишь покинуть Гутенбергов.

— Кхм… — поперхнулся Иоганн и неловко отвёл взгляд.

Судя по всему, он ещё не нашёл себе нового покровителя.

Примечания

1. гра́нка — ящик в который укладывается типографский набор, и оттиск с него.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Гранки_(издательское_дело)

2. https://www.katsujikan.jp/img/collection/Ct09.jpg

Комментарии

Правила